Как воспитывают еврейских детей?

Задачи еврейского воспитания

Какие цели должны поставить себе родители?

Воспитательные задачи, стоящие перед еврейскими родителями, несколько выходят за рамки обычных. Их успешность нельзя оценить набором критериев, по которым обычно судят, насколько «удачным» получился ребенок, оправдал ли он надежды своих родителей, имеют ли они от него нахес. Как и все родители, еврейские мамы и папы мечтают, чтобы их ребенок успешно реализовал заложенный в нем потенциал: добился успехов, был счастлив в семейной жизни, удачлив в делах, уважаем в своем кругу и т.п. Для достижения этой цели взрослые пользуются определенными воспитательными приемами — наказанием, поощрением, увещеванием, ориентацией на авторитеты. Не правда ли, все перечисленное с равным успехом относится к любой нормальной семье, независимо от ее морального климата, устоев, социального уровня, религиозной принадлежности? Однако для удачного еврейского воспитания всего этого недостаточно. Все помыслы и поступки, сопутствующие становлению каждого еврея как личности, должны быть соотнесены с Торой. Дети, которых мы растим в своих семьях, прежде всего должны быть хорошими евреями в том смысле, которого требует Тора, т.е. людьми, которые по собственной воле и с радостью в сердце выполняют свои обязанности перед Всевышним и людьми. «Удачный» ребенок в еврейской семье — это не только тот, кто честен, бескорыстен, щедр, великодушен, но и свободен от ложных беспокойств, страхов и волнений. Он выполняет свои духовные обязанности с радостью и совершенно искренне, строит свои отношения с родителями на основе любви, уважения и страха перед ними, ибо эти же чувства способствуют развитию в человеке любви ко Всевышнему и веры в Него. Именно родители должны культивировать в своих детях черты еврея, живущего по Торе. Эта высокая задача возложена на наш народ, и для ее достижения необходимо придерживаться четкой системы педагогических приемов и особой философии воспитания.

Прежде всего сами родители должны жить в соответствии с Торой и обладать теми человеческими качествами, которые они хотели бы видеть в своих детях. Это требует от взрослых постоянной и упорной работы над собой, воспитания в себе мидот (черт характера), предписываемых Торой. Наивно было бы предполагать, что многие из нас, взрослых, близки к идеалу, однако важно постоянное стремление к самоусовершенствованию. Когда дети наблюдают, как близкие им люди искренне стремятся что-то изменить в себе к лучшему, это побуждает их разобраться с неполадками в самих себе, вооружает терпением в борьбе с возможными ошибками и недостатками. В свою очередь, это укрепляет в людях оптимизм, столь необходимый для непрекращающегося духовного развития. Однако, кроме положительных примеров, которые родители должны подавать своим детям, необходимым условием духовного восхождения человека является выполнение им заповедей. Среди них — те, которые определяют отношения между людьми, и те, которые касаются незримых контактов с Всевышним.

В семьях, где существует тесная эмоциональная связь между детьми и родителями, последние обладают необыкновенной силой воздействия на подростков. Эта сила —родительская власть — предписана нам Торой. По алахе — еврейскому закону — ребенок обязан выделять своих родителей изо всех людей, с которыми ему приходится сталкиваться в жизни2. Создатель предписывает естественный страх перед родителями, сочетающийся с глубоким почтением и уважением. Всем детям свойственна некоторая идеализация дорогих для них людей, поэтому зачастую они испытывают благоговейное чувство к своим родителям и ощущают на себе их сильнейшее влияние. Даже в более зрелом возрасте, когда слепое повиновение уступает место трезвым оценкам, дети продолжают считать своих родителей людьми необыкновенными. Раби Ерухам Лейбович, машгиах (духовный руководитель) сшивы «Мир» в 30-е годы, утверждал, что каждому человеку следует искать в своих родителях замечательные черты, чтобы должным образом выполнять мицву (заповедь) почитания родителей. Если дети воспринимают родителей в таком свете, то каждое произносимое ими слово или поступок воздействует на ребенка особым образом. Любой разговор с детьми, любой контакт имеет глубокий смысл и далеко идущие последствия.

Таким образом, родители постоянно чувствуют себя ответственными за все сказанное и содеянное. Мысль о том, что все наши промахи могут нанести детям непоправимый вред, пугает. Но не следует впадать в уныние: чтобы ошибки, совершаемые родителями зачастую совершенно бессознательно, могли существенным образом повлиять на характер взаимоотношений в семье, они должны многократно повторяться. Кроме того, постоянное общение с детьми и духовная близость с ними сглаживают возможные шероховатости, нейтрализуют неблагоприятный резонанс от допущенных ошибок. Важно отнестись к этому осознанно и умело использовать свою власть.

Что же лежит в основе родительской власти? Любовь, доверие и страх. Какова роль этих чувств в отношениях между родителями и детьми, и как они влияют на развитие ребенка? Прежде всего необходимо понять: эти отношения подобны связям Всевышнего с Его детьми — еврейским народом. Правильное воспитание в еврейской семье должно отражать динамику отношений между человеком и его Творцом. Чтобы вырастить еврея, живущего по Торе, мы должны установить с детьми отношения, наполненные любовью, доверием и страхом. Эти чувства помогут развить в ребенке любовь к Всевышнему, веру в Него и страх перед Ним. И тогда дети возьмут за основу законы жизни, установленные Им в Торе. Если детям не хватает уважения к своим родителям, если они не признают их власти, трудно ожидать, что у них разовьется страх и почтение перед Всевышним, нашим высочайшим Авторитетом и непререкаемой Властью. Автор книги «Се-фер ахинух» («Книга воспитания») объясняет, что заповедь об уважении и страхе перед родителями была дана для того, чтобы научить нас почитать и бояться Всевышнего3.

. 2 Кицур шульхан арух 143:3.

Тора выделяет отношения между детьми и родителями из всех других человеческих отношений, хотя предписывает уважительное отношение и к другим людям4. В Торе записано: «Каждый бойтесь своей матери и своего отца»5, проклинающий мать или отца подобен тому, кто клянет самого Б-га6. Когда люди чтят своих мать и отца, Б-г говорит: «Я смотрю на это, как если бы Я жил среди них и они почитали бы Меня»7. Уважение к родителям и страх перед ними необходимы для того, чтобы ребенок безоговорочно следовал их указаниям, приучаясь таким образом подчиняться общественным правилам, с легкостью выполнять то, что считается правильным, а не то, что ему хочется делать. Известно, что человек взрослеет медленнее, чем другие существа. «С точки зрения алахи теленок в день своего рождения является зрелым быком»8. Медленное развитие человека позволяет подготовить его к выполнению высоких задач, для которых он и был создан9. Взрослым человеком он будет выполнять заповеди Всевышнего с тем же благоговением, уважением и страхом, которые он впервые испытал по отношению к своим родителям. Прививать ребенку эти чувства должны родители, т. е. люди, а не Сам Всевышний.

3 Шмот:20:12.

4 Ваикра 19:18.

5 Там же 19:3.

6 Кидушин 306.

7 Там же.

Ребенок должен бояться последствий своего неудовлетворительного поведения. Тогда, став взрослым, он будет страшиться наказания за свои проступки, зная, что «есть Глаз, который видит, и есть Ухо, которое слышит»10. Приучая ребенка к послушанию, родители одновременно знакомят его с понятиями «поощрение» и «наказание». Страх перед наказанием стимулирует послушание. Страх так необходим человеку, живущему по законам Торы, что Всевышний заповедовал нам: «Бойся Г-спода, Б-га Твоего, служи Ему и к Нему прилепись»11.

Не следует забывать, однако, что страх должен строиться на родительской любви. Любовь и влечет за собой страх — страх ослушаться того, кого любишь. Таким образом, не страх сам по себе, а любовь является главным в служении Всевышнему12. Поэтому-то крайне важно научить ребенка любить Всевышнего — тем единством любви и страха, о котором мы писали выше. Наши мудрецы говорят: «Тому, кто боится Б-га, — награда на тысячу поколений, а тому, кто любит Б-га, — на тысячи тысяч поколений»13. Тот, кто любит Всевышнего, служит Ему с радостью, эта радость привлекает и других, как бы заражая людей искренним желанием выполнять волю Б-га. Тора повелевает нам достигнуть такого уровня любви: «И ты будешь любить Господа, своего Б-га, всем своим сердцем, всей своей душой и всеми своими силами»14. Такая любовь облегчает выполнение заповеди восхвалять Б-га за все, что Он посылает нам, плохое и хорошее15. На этой заповеди зиждется и полное доверие (битахон) к Царю Вселенной. Битахон позволяет человеку анализировать свои поступки и искать в них те ошибки, которые повлекли за собой наказание. Следствием этого является желание и готовность человека работать над собой, устраняя имеющиеся недостатки, улучшая и совершенствуя себя самого (тшува). Доверие — это то чувство, которое связывает любовь и страх. Тот, кто доверяет Всевышнему, осознает, что даже наказание, исходящее от Него, содержит в себе благо. Так и с родителями. Если ребенок доверяет им, чувствует, что наказание — не следствие их дурного настроения, то в конце концов он признает, что наказан заслуженно. В этом случае у ребенка не возникает чувство враждебности и желание отомстить за «несправедливость».8 Бава кама 656.

9 Раби Носсон Цви Финкель, машгиах сшивы Слободка, 1920.

10 Авот2: \.

11 Дварим 10:20.

12 Рабейну Бахия бен Ашер, Кад акемах (Нью-Йорк, изд-во Шило,1980), с. 31.

13 Сота 31а.

Итак, мы видим: любовь, доверие и страх — важнейшие компоненты сознания, которое еврейские родители должны выработать в своих детях. Человек, испытывающий эти чувства, с радостью стремится «угодить» Создателю и жить по Его Торе. Этот человек избрал себе лучшую из судеб — жить в ладу с самим собой, ибо Тору называют еще шалом — «мир», мир души, спокойствие и равновесие16: «Ее пути приятны, ее дороги — мир». Такого человека можно с полным правом назвать «удачным продуктом» еврейского воспитания. Итак, когда родители воспитывают в своих детях чувства любви, страха и доверия к себе, они тем самым строят необходимую основу для духовного роста своих детей, для развития их отношений с Б-гом. Эти чувства не только составляют основу духовного существования еврея, но и позволяют родителям развивать своих детей в желательном направлении и в соответствии с важнейшей задачей еврейского воспитания: вырастить поколение, которое будет следовать примеру родителей и перенимать их взгляды, систему их ценностей и образ жизни. Мы должны сделать так, чтобы наши дети жили, как мы, верили в то, во что мы верим, продолжая традицию, начатую на горе Синай. Так, умножая и передавая наследие нашего народа, родители способствуют сохранению Торы.

14 Дварим 6:5.

15 Брахот 54а, 606.

16 Мишлей 3:17.

Процесс, в результате которого родители влияют на своих детей, общаются с ними и учат их (хинух), может быть успешным только при наличии любви, доверия и страха. Недостаток родительской любви оттолкнет ребенка. Отсутствие веры вызовет отчужденность и непослушание. Неустрашимость толкнет на поиски собственных путей в жизни — когда родители теряют власть, дети берут ее в свои руки.

Закладывая основу прочной любви, мы привлекаем к себе ребенка правой, более сильной рукой («…правая рука привлечет»17); левой, более слабой рукой, мы отталкиваем, чтобы внушить страх. Тогда отношения с ребенком тщательно сбалансированы и возникает строгое равновесие между любовью и страхом, всегда с легким перевесом в сторону любви, чтобы ребенок тянулся к родителям и хотел следовать их примеру.

Идеальным руководством по воспитанию детей является Тора. Постоянно обращаясь к ней по всем возникающим вопросам, родители узнают, какое поведение следует одобрять, какое осуждать, какие черты и привычки поощрять, какие — искоренять. Тора — это источник душевного здоровья и осмысленного существования, которое направит наших детей на путь успеха.

17 Сота 47а.

Поделитесь этой страницей со своими друзьями и близкими:

Народы Торы имеет большой и очень любопытный опыт в воспитании детей. Эти методы воспитательной работы нелишним будет перенять русским мамам и папам. В основе лежит безграничная любовь к ребенку, а главные требования выдвигаются, в первую очередь, к родителям. Они – пример для подражания, а значит должны показывать правильное построение взаимоотношений, в основе которых – доброта, уважение, искренность и взаимопонимание. Главной заповедью для родителей становится завет – любить своих детей.

Израильские «можно» и «нельзя»

Любая мать, которая сама выросла в период постсоветской действительности, мечтает, что ее кроха будет аккуратным, послушным и очень покладистым. Израиль – место, где таких детей нет. Добиться такого безоговорочного послушания можно только путем дрессировки. Израильские родители придерживаются той точки зрения, что детям нужно разрешать делать все, если это безопасно для них и для окружающих.

Детям можно и нужно кушать все и самостоятельно

Для еврейских кафе вполне реальная картина: мальчуган годовалого возраста с аппетитом уплетает куриную ножку и мясную отбивную, причем делает он это самостоятельно, сидя в детском стульчике.

Как только ребенку исполняется год, родители активно начинают приобщать его к самостоятельной жизни и взрослой еде. С этого возраста родители поощряют детскую самостоятельность во всем. Это значительно облегчает быт матери: ей не приходится кормить малыша с ложки до 2-3 лет.

Сквозняки и холодный пол – не проблема

Не удивляйтесь, но большинство израильских квартир устелены кафелем. Ковры по традиции не кладут, а значит малютки уже с самого раннего возраста топают и шлепают босыми ножками по полу. Ни мать, ни отец ребенка не переживают о том, что чадо может простыть от холодного пола или от сквозняка. Они убеждены, что эти факторы ничуть не влияют на детское самочувствие.

Легкая обыденная неопрятность не навредит

Встретив на улицах Израиля мальчугана с грязными пятнами на рубашке, оторванными пуговицами или размазанными по лицу соплями – не пугайтесь и не удивляйтесь. Такова особенность воспитания. Матери в этой стране предпочитают быть счастливыми и любящими, а сохранить внешний вид ребенка в чистоте и порядке – дело, требующее больших усилий как с физической, так и с психологической стороны. Вокруг царит мир под лозунгом: «Грязный малыш – счастливая мать».

ЧИТАЕМ ТАКЖЕ: какие есть особенности воспитания детей в разных странах?

Играть, бегать, прыгать и скакать – не просто можно, а нужно

Малыши в еврейских семьях отличаются повышенной подвижностью. Прыжки, бег, игры не прекращаются ни на минуту. Матери ничуть их в этом не останавливают и не попрекают каждые 5 минут: «Посиди, успокойся, не надо». Детям свойственна большая активность. Именно сейчас у них есть возможность выплеснуть всю свою энергию. Не стоит лишать их этого удовольствия.

Дети много сорят – и это нормально

Все понимают, что маленькие неряхи с возрастом перерастают это и учатся быть более аккуратными. Дети – исследователи. Им интересно, что будет, если размазать кашу по столу или кинуть в компот кусок хлеба, а потом вылить все на пол. Они изучают взаимодействие мира и его частей. Родители не запрещают детям бросаться едой, вымазываться в твороге и т.д. Это лишь этап, который должен быть пройден. Со временем ребенок его перерастет.

Все значительно проще, чем кажется

Матери в Израиле очень спокойные, это заметно каждому. Придя в больницу с изнемогающим ребенком, они не будут переживать и плакать. Напротив, на их лицах улыбка, они готовы поддержать любой приятный разговор. Разумеется, никто не отменяет их внутреннего волнения, но подсознательно каждая из матерей знает, что для деток абсолютно естественная ситуация – заболеть, а теперь они в больнице, ребенку окажут помощь и все образуется. Израильские мамы относятся к процессу воспитания проще нас. Они не винят себя и не мучаются угрызениями совести, из-за того, что ребенок заболел ангиной. Это всего лишь болезнь, периодически встречающаяся на жизненном пути, но она пройдет и все наладится. Оптимистичный настрой матери помогает ребенку скорее побороть свой недуг.

Увидев такую методику воспитания, родители постсоветских времен сказали бы, что тут царит полная вседозволенность, но это лишь одна сторона монеты. Нет сомнений, что ребенку многое разрешается, но под детской самостоятельностью и свободой находится чуткая родительская рука, направляющая и подсказывающая.

Сбалансированность — важный принцип взаимодействия

Любой ребенок требует того, чтобы быть направленным, будь он даже самым умным и послушным. Как это сделать? Ситуации могут быть разными, а значит и методы нужны разные. Можно либо мягко подсказывать ребенку правильный путь, либо проявлять жесткость, но при этом стараться минимально травмировать детскую психику.

Воспитание в Израиле не отрицает возможности применения телесных наказаний, но допускаются они лишь тогда, когда сам родитель не взвинчен, способен мыслить здраво и может пережить наказание совместно с ребенком. Однако вполне возможно обойтись без телесных наказаний. Такой способ сработает, если правильные мысли родитель будет доносить до малыша доступно и в срок.

Пример ситуации

Какова будет реакция матери, которая, придя после тяжелого трудового дня домой, увидит разбросанные вещи, разбитые цветочные горшки, грязный в разводах от сока и кефира пол? Вероятнее всего предположить, что ей захочется устроить скандал, расставить всех по углам и жестко отчитать. Поможет ли такой подход создать благотворную домашнюю атмосферу? Чего можно добиться такой реакцией? Страха, скорее всего.

ЧИТАЕМ ТАКЖЕ: как приучить ребенка к горшку за 3 дня и реально ли это?

Какие принципы воспитания предложили бы специалисты для еврейских детей? Первое – начать с себя. Постарайтесь вернуться в здравый рассудок, а для этого лучше выйти в другую комнату, глубоко подышать, выразить свою злость на любом предмете (лучше всего мягком – например, на подушке). Почувствовав себя более спокойно, следует вернуться к детям и поговорить, донеся до них спокойно, но твердо свою точку зрения. Представляем правила выхода матери из выше приведенной ситуации, после успокоения и возвращения на место происшествия:

ЧИТАЕМ ТАКЖЕ: что такое авторитарный стиль воспитания?

  • рассказать, что она очень устала на работе, объяснить, почему;
  • поведать о том, что она планировала сделать сегодня вечером или сообщить, что самым лучшим вариантом для нее будет отдых;
  • обсудить с детками смысл поддержания порядка в доме и спросить об их мнении на этот счет;
  • объяснить, что беспорядок в доме очень ее расстроил, а также рассказать, чего именно не нужно было делать, а что напротив следовало бы сделать;
  • рассказать, как детки могут самостоятельно все убрать и попросить их об этом.

Является ли этот вариант более долгим? Несомненно, но при этом учитывайте, что действия от этого способа будут в разы эффективнее. Вы увидите, как будут стараться детки все убрать, только чтобы не расстраивать свою мамочку. Они воспримут все произошедшее как хороший урок и больше так делать не будут. В итоге вы увидите результативность переговоров, а, если бы вы накричали на них, как и планировали, то последствия игр убирали бы сами.

Память о Боге

Известный автор Мириам Леви, написавшая не одну книгу о еврейских принципах воспитания, советует всем родителям вспоминать о Боге. Готовясь резко высказаться в адрес сына или дочки, она предлагает представить, что каждое их слово будет передано Богу, а затем подумать, приятно ли будет Богу услышать такие грубые и неприятные выражения. Не следует забывать о том, что нужно соблюдать баланс между твердостью и мягкостью.

ИНТЕРЕСНО: лучшие книги по воспитанию и развитию детей

7 принципов

Первый

Матери в Израиле никогда не позволят себе сказать в адрес ребенка: «Ты глупый». Эту фразу она заменит более деликатной: «Удивляюсь, как такой умный мальчишка смог сделать такую глупость?» Все малыши шалят и ошибаются, это нормально. С помощью критики можно развить массу комплексов, но хорошего человека с ней не воспитаешь. Не ребенок плох, а плох его поступок. Нужно научиться видеть не сам поступок, а его первопричину. Важно также научить детей исправлять последствия своих ошибок и шалостей.

Второй

В системе воспитания мальчиков и девочек у евреев сочетается несочетаемое: свобода ребенка и жесткость требований. Такую методику можно сравнить с широкой комнатой, имеющей прочные твердые стены. Детям разрешается практически все, они не получают регулярных упреков, осаждений. Рисование на обоях для них – естественный процесс. Эти правила сочетаются с вещами, подвергающимися категорическому запрету. В этот список входят уважение к старшим, ответственность к учебе, здоровью и прочие важные вещи. Запреты есть и немало, но важно, что они незыблемы.

Третий

Правильная похвала – успехи в будущем. Любые успехи малыша нужно отмечать, так он будет стремиться к новым достижениям. Подобным простым правилом вы поможете ребенку поверить в себя. Хвалите не только наедине, но в присутствии родных и знакомых. Иногда такое «подслушивание» даст ему знать, что вы им гордитесь. Видя и зная это, он будет стараться не опускать планку.

Четвертый

Деток в еврейских семьях учат быть ответственными за свое поведение, за слова и поступки. Вместо тысячи слов ребенок видит перед своими лазами пример. Неправильный поступок или слово способны стать путеводной звездой в мир воспитания. Когда ребенка нет рядом, это не значит, что он не видит ваших действий.

Пятый

Воспитательные принципы «произрастают» из семьи. Сын или дочь будет воспитывать своих детей теми же методами, что растили их. Для научения ребенка быть счастливым, нужно быть счастливым самому. Семья должна строится на уважении, доверии и любви. Дети должны видеть, что мать и отец счастливы в браке, что впоследствии сделало их счастливыми родителями.

Шестой

С самого детства родители настраивают детей на то, что они тоже будут родителями. Все правила преподносятся в игровой форме. Семья – счастье, а не тяготы. Именно это стараются донести родители до своих детей. Детей, стоящих на пороге брака, учат тонкостям взаимоотношений внутри семьи. Чада осваивают самые важные в своей жизни профессии: муж/жена, отец/мать. Специальные курсы для родителей есть в еврейских школах и при синагогах.

Седьмой

Учеба стоит не на последнем месте. Кроме занятий в школе детки посещают музыкальную школу, учат языки. Благодаря полученным знаниям ребенок сможет достичь больших высот в будущем. Учеба – это именно то место, где детям, начиная с 6-7 лет, не дают никаких поблажек. Для того чтобы из маленьких крошек выросли если не гении, то по крайней мере умные и настойчивые взрослые, умеющие решать проблемы, с самого детства они учатся учиться.

Мы раскрыли секрет воспитательной доктрины евреев! Для детей у взрослых всегда есть время и много любви. Мама никому не разрешит сомневаться в способностях своего чада. Сама же она никогда себе этого не позволяет. Слов вроде «дурак» никогда не бывает в материнском лексиконе. Мать всегда бывает там, где это нужно для ее ребенка, но при этом она не пережимает его самостоятельность. Важно позволять ему делать максимум из того, на что он способен, а, если он не справляется, прийти на помощь. Один еврей говорил, что мама незримо всегда рядом и поддерживает его во всем, даже не будучи рядом телесно. Такими сильными и уверенными вырастают дети в еврейских семьях.

Как воспитывают детей евреи в Израиле — особенности, традиции поколений, запреты, примеры из жизни, мнения

«Любовь, которую ребенок испытывает к себе и своим родителям, позднее определит его отношение к человечеству, к Богу и прежде всего к его собственной семье» заявляет доктор психологических наук и мать четверых детей Мирьям Адахан в своей книге «Семейные связи». Но на чем строится эта любовь? Как правильно воспитать достойного человека и гражданина с точки зрения израильтян? Каковы основные принципы общения с ребенком? В этих вопросах мы попробуем разобраться в данной статье.

Воспитание детей в стране трех религий – взгляд со стороны

Для россиянина отношения израильской мамы с чадом покажутся странными, так как детям можно все – они лазят и ходят, где хотят, трогают и берут, что пожелают. Их не будут ругать за грязные штаны и футболку, которые стали зелеными с земляным отливом после игр со сверстниками на траве.

Детей воспринимают уже с первых месяцев жизни как личностей и учитывают их мнение.

Пример из жизни: К примеру, если ребенок не захочет отказываться от соски в 3 года, никто не станет настаивать – считается, что он сам потеряет к ней интерес, когда это будет необходимо.

Что делает семейная пара в России в случае ухудшения успеваемости и поведения своего сына или дочери? Правильно. Происходит семейный совет, на котором школьника единогласно помещают под домашний арест и отбирают у него игровые приставки, либо (в худшем варианте) наказывают ремнем.

Сравним ответные действия российских родителей с израильскими: в Израиле никаких строгих мер в такой ситуации не применяется – старшие не порицают своих детей, а в школе поведение и плохие оценки объясняют переутомлением и сразу же облегчают для обучающегося нагрузку, упрощая или сокращая домашние задания.

Нюансом в воспитании девочек является избавление их от эгоистических взглядов – это обосновывается ее будущей ролью, она должна быть заботливой и хозяйственной. Мальчикам с детства внушают мысль о большой и дружной семье, они, как и их отцы, будут уделять много внимания своим детям.

Кстати, о численности…

За счет религиозных и культурных традиций еврейской и арабской общины в Израиле уже несколько десятков лет наблюдается постоянный прирост населения. В 2015 году Центральное статистическое бюро страны подсчитало, что у 301 тысячи семей иудеев и у 120 тысяч мусульманских пар три и более детей.

Население страны считается одним из самых молодых: 28% — это граждане до 14 лет. Для сравнения, в Европе этот показатель на 11% ниже.

Как евреи воспитывают своих детей — основные принципы воспитания

У израильтян есть свои особенности в отношении к младшему поколению. Предлагаем вам ознакомиться с главными из них.

  • Самостоятельность с первых дней

Кушать и ходить ребенок учится сам. Родители занимают позицию наблюдателей. Не принято бегать за чадом с ложкой и слюнявчиком. Типичная картина – в ресторане рядом с мамой, наслаждающейся основным блюдом, сидит ее маленький сынок и пытается управиться с бифштексом.

Кстати, если родителей не будет рядом, а с чадом что-то случится, то на помощь сбежится буквально вся округа. Автор статьи «Воспитание детей в еврейских семьях» на сайте israelrus.ru приводит пример из собственного опыта: однажды он наблюдал, как один мальчик на улице упал со скутера и расцарапал колени. Сразу же начали подбегать пешеходы и проезжавшие водители (из-за чего на дороге образовалась пробка), все предлагали свою помощь и участие. Кто-то дал салфетки, а кто-то попытался успокоить.

В 4 года детей могут отправить в магазин поблизости, с 9 лет им разрешено самостоятельно переходить улицу, а ученики младшей школы вправе отводить в садик своих братьев и сестер.

Такое отношение рождает не вседозволенность внутри будущей личности, а чувство доверия и уважения к самому себе. Формируется мысль не о безразличии со стороны взрослых, а об одобрении производимых действий.

  • Любовь и похвала

В еврейской семье царит безусловная любовь, не опирающаяся на список из 300 пунктов под названием «Мой сынок должен». Хвалят за любое достижение и минимально полезный поступок. Что это дает? Так искореняется боязнь пробовать что-то новое и совершать ошибки. Подобное отношение воспитывает здоровую и счастливую личность. Такая система выходит далеко за пределы ячейки общества.

К примеру, в интервью интернет-журналу BeInIsrael PR-специалист Эстер Кац, несколько лет назад переехавшая в Израиль вместе с дочкой и мужем, заявляет, что в местной школе детей любят, а в российской – учат.

Автор рассказывает, что в системе образования к любому школьнику относятся хорошо, в независимости от его уровня интеллекта и познаний. Нет привычных родительских собраний, где ругают провинившихся и хвалят отличившихся. Процедура происходит иначе: все важные вопросы обсуждаются между родителями, преподавателем и учеником в течение 10-15 минут, при возникновении проблем обдумываются пути их совместного решения.

  • Полное принятие и благосклонное осуждение

Несмотря на обилие похвалы и безусловную любовь ребенок иногда может серьезно напакостить – разбить в соседском доме стекло, подраться или разбить любимую мамину вазу. Но даже в этом случае родитель не будет сокрушаться и ругать его – обычно проводится разговор в довольно дипломатических тонах. Считается, что любое слово или действие старшего может кардинально изменить жизнь дитя.

Прибегнем к объяснению такого поведения из литературы. В книге Мирьям Леви «Эффективное еврейское воспитание» несколько глав уделяется борьбе с гневом в отношении поведения чада.

Автор заявляет, что предотвратить это разрушающее чувство легко – главное, не требовать от своего ребенка совершенства и принимать его всяким. Одной из причин возникновения раздражения Леви считает обычай судить и осуждать. Писательница предлагает делать это более благосклонно, без отрицательного умысла. Ведь суд – это, прежде всего, прерогатива Бога. К тому же, еврейская традиция отрицает негативную оценку и осуждение людей.

  • Уважение к родителям и их пример

Израильские дети относятся с большим уважением к маме и папе, а взрослые привыкли выражать любовь не только к малышу, но и друг к другу. Так у чада формируется чувство безопасности и полной защищенности. Неудивительно, что становясь взрослыми, они формируют внутри своей собственной ячейки общества подобный микроклимат.

В Торе есть четкие предписания касаемо отношения к старшим:

  1. Уважай отца своего и мать свою.
  2. Бойся матери и отца своего.

В Талмуде приводятся практические примеры: почитание выражается в принятии слов старших и отсутствии противоречий, в признании возвышенного их отношения, уважение заключается в прислуживании и помощи отцу и матери и приданию им особого достоинства и важности. Боязнь понимается в значении «благоговение».

  • Рациональное распределение времени

В отличие от российских, у израильских детей есть детство. Их не заставляют ходить в пять секций сразу, в течение дня время должно уделяться и обучению, и хобби, и отдыху. Так, ребенок успевает посетить сад/школу, поспать, погулять и попрактиковать любимое хобби.

Как евреи наказывают своих детей — законы в Израиле

Среди принципов воспитания в израильских семьях нет ни слова о порицании и отцовском ремне (ох уж это советское детство!). Давайте разберемся в том, есть ли наказания у этих детей, и насколько суровыми они являются.

Первое, что должен сделать родитель, если видит неверное и оскорбительное отношение со стороны ребенка, — объяснить ошибочность действий и посоветовать, как правильнее поступить в подобном положении в следующий раз.

Говорить при этом нужно ласково и мягко. На языке Торы этот метод называется увещеванием. Считается, что разговор должен происходить в тот момент, когда чадо будет готово услышать и осознать, поэтому беседы о некоторых проступках откладываются на часы или даже дни. При повторении проступка старший обязан снова прибегнуть к силе красноречия.

Телесные наказания применяются в самых крайних случаях для предостережения от дурного поведения в дальнейшем. Согласно Талмуду, они используются при нарушении определенного запрета, и о возможности такой «кары» сообщается заранее.

Считается, что бить детей запрещено – за это лишают родительских прав. На улицах часто можно встретить плачущего малыша и бездействующую мамашу – поверьте, ей не все равно, она просто не имеет права физического и морального воздействия на разбушевавшегося сорванца. Но это можно сделать в воспитательных целях в порядке исключения дома.

Притом отец или мать должны исходить не из чувства мести, а из необходимости. Рекомендуется показывать провинившемуся, что для «карателей» процедура тоже является не особо приятной, скорее необходимой.

Среди распространенных наказаний в израильских семьях можно выделить лишение удовольствий и привилегий, отсылка в комнату или прекращение любой коммуникации на несколько часов.

Еще один вид наказания приводит автор статьи «Воспитание детей в еврейских семьях», опубликованной на сайте Israelrus: в случае с разбушевавшимся дитем отлично помогает фраза «сядь на пол», в переводе на язык малыша означающая «не двигайся и стань неактивным», что по-настоящему страшно.

Отношения между детьми в Израиле

В Израиле принято любить и поощрять начинания маленьких членов коллектива. Как строятся у них отношения между собой? В школе, например, всегда царит дружелюбная атмосфера, здесь не может быть и речи о рукоприкладстве и дружественных бодрых пинках на перемене, как в русском классе.

Пример из жизни: Одна белорусская семья, эмигрировавшая в Израиль так рассказывает о случае с русским мальчиком, который давал сдачи своим одноклассникам. Руководство учреждения перевело его в другую школу после нескольких предупреждений ученику и его родителям. Интервьюируемые утверждают, что к новичкам часто приставляется волонтер, который помогает адаптироваться и подтянуть язык. Одноклассникам учитель обязан объяснить, что нового человека в коллективе следует поддержать.

Пример из жизни: Что удивительно, Илья Франк в блоге Шакшука.ru повествует о совершенно противоположной ситуации: его дочка столкнулась со случаем не то что буллинга, но некоторой агрессии со стороны израильских детей. После первых дней в школе ребенок заметил негативное к себе отношение – его толкали и шлепали по лицу во время перемен. Автор предположил, что подобные инциденты могли быть вызваны языковым барьером. В первом же случае ивритом школьник владел, пусть и не на уровне своих сверстников.

Ранее упоминалось, что основными нациями, проживающими на территории страны, являются евреи и арабы. В ходе интервью сайту БЕЛСАТ репатрианты из Беларуси признаются, что дети этих двух национальностей проводят свое детство обособлено – у них разные садики и учебные заведения. Утверждается, что шанс встретиться и пройти совместное обучение им выпадает только в институте. Вероятно, поэтому существует некоторое противостояние между этими двумя нациями.

Проблемы семьи и воспитания

Профессор Иегуда Элицур в своем докладе «Положение и роль женщины» на конференции по еврейской философии еще в конце XX века наметил основные проблемы современной ячейки общества.

  • Корень зла, по его мнению, исходит от современной тенденции равенства полов. Объясняется конфликт с использованием забавных метафор: муж раньше был «министром иностранных дел», а жена – «министром внутренних», и их обязанности были четко разграничены. Сегодня супруга получает равноценное со своим спутником образование и зарабатывает порой больше него. Отсюда вытекает появляющееся в отношениях напряжение, что пагубно влияет на дитя, ведь малыш учится вести себя и проявлять эмоции, наблюдая за старшими. Кроме этого, матери все меньше уделяют внимание своим чадам в силу постоянной увлеченности рабочим процессом, их сегодняшний образ жизни далек от того, который был описан в священных книгах и популярных среди израильтян трактатов.
  • Также автор доклада выделяет проблему популяризации сексуального наслаждения, что в корне меняет значение слова «любовь». Подражание «звездам», которые постоянно меняют партнеров, приводит к изменам и краху собственного брака. Такое положение дел также влияет на сознание маленького гражданина – он часто не знает о том, что такое полноценная семья, и не умеет правильно распределять роли между родителями (Согласно статистике, число разводов по отношению к количеству браков сегодня в Израиле равно 40%).
  • По словам создателей блога «Ваше всё», основная сложность в воспитании израильских детей – во вседозволенности, из-за всеобщего поощрения они часто становятся неуправляемыми и начинают «вить веревки» из старших, при этом запросы каждый год все растут. Избалованность – это во многом диагноз, так как будущие члены общества при таком отношении оказываются совершенно неподготовленными для жизни.

Молодые педагоги больше не хотят идти в школу – это объясняется поведением подопечных, которым позволено разговаривать на уроке и неуважительно обращаться к преподавателям.

Выводы

Принципы воспитания, описанные выше, формируют свободную личность, не зацикленную на своих комплексах и недостатках, а стремящуюся жить счастливой жизнью и заниматься любимым делом. Такой подход формирует настоящих гениев.

Вот несколько фактов из истории:

  • Среди обладателей Нобелевской премии самой многочисленной нацией являются евреи – 38% за все время.
  • У них самые высокие показатели IQ – людей со значением теста 140 среди представителей Израиля больше в 6 раз, чем в остальных национальностях.
  • Именно евреи породили монотеизм и христианство, существенно повлияв на развитие западной цивилизации.

Впечатляет?

Приведенные доводы доказывают, что отношение к малышу закладывает основы свободного мировосприятия и интерес к научным открытиям и изысканиям. Высокая рождаемость и обилие многодетных семей говорит о преемственности родительского опыта и умении привить истинные ценности.

О детях евреев

Простые и логичные принципы воспитания в еврейских семьях, которые пока не прижились у нас! Как жаль…

Воспитывая ребенка, родители мечтают, чтобы он вырос умным, организованным, самостоятельным, целеустремленным. Папа и мама желают, чтобы их дитё добилось успеха и прожило счастливую жизнь. Поэтому в процессе воспитания они стараются дать только лучшее, используя все рычаги влияния, будь то поощрения, наказания или уговоры.
В этом плане еврейские родители вряд ли выделяются. Но вот решают свои задачи они непривычным для нас образом — обожают своих детей и позволяют им очень многое. Но не всё!
И сегодня мы рассмотрим, чем же отличается еврейское воспитание. Возможно, нам удастся раскрыть секрет, почему еврейские дети самые гениальные и успешные из всех.
Дети евреев
Не создай комплексов
Еврейская мама твердо уверена, что у ее ребенка нет недостатков. Дурной поступок тут считают не признаком плохого воспитания, а единичной глупостью, в причинах которой нужно разобраться. Вслух никто из родителей не станет говорить о недостатках ребенка, чтобы не создавать комплексы в его голове.

Дай свободу
Чтобы ребенок рос уверенным в себе, еврейские родители дают ему полную свободу действий, ограничивая жесткими требованиями. Как говорится: «ребенку можно всё, кроме того, что нельзя».
В еврейских семьях детей не ругают по малейшему поводу и не кричат на них. Шалости тут вполне допустимы до тех пор, пока они не переходят грань. Так превыше всего ценится уважение к старшим. При всей свободе ребенок не может перешагивать эту границу и демонстрировать неуважение к старшим. А пожилых родителей тут и вовсе обожают и принимают за образец для подражания.

Хвали за всё хорошее
Родители всегда хвалят ребенка, причем с самого рождения. За любой неуклюжий рисунок, за новое освоенное слово или за первые неловкие шаги малыш удостаивается бурных поздравлений. Еврейские дети привыкают к похвалам с ранних лет. Мама и папа не стесняются на людях хвалить ребенка за любую мелочь. Более того, такие похвалы у евреев считаются нормой.

Учи ответственности и самостоятельности
В еврейских семьях детям незнакомо чувство лени. Они постоянно заняты делом: обучаются игре на скрипке, изучают иностранный язык или ходят на другие дополнительные занятия. Они умеют ценить время, поэтому им некогда праздно болтаться по дворам. Они учатся быть ответственными за свои слова и поступки.
Культивируй любовь в семье
Еврейские традиции дают четко понять, что основу семьи составляют отец и мать. Дети с ранних лет видят, что отношения мамы и папы пропитаны взаимоуважением, заботой и любовью. Ребенок будет чувствовать уверенность и защищенность. И в своей собственной семье будет культивировать те же ценности.
Еврейское образование и воспитание закладывают мощный фундамент, позволяя детям стать полноценными и самостоятельными личностями. И эта система у евреев прекрасно работает. Возможно, так происходит потому, что еврейские женщины всегда на первое место ставят дом и семью, жертвуя собственными мечтами.
Такие простые и логичные принципы воспитания, но как же часто ими пренебрегают родители. А потом, на старости лет, они сокрушаются, что дети не оправдывают их ожиданий.
Источник

израильские дети

Это эссе публиковалось в одном из израильских журналов. Автор — Дина Рубина. Несколько абзацев из него являются продолжением и допольнением к моему предыдущему посту, сначала хотела запостить только их, но потом решила не портить картину и разместить уж все полностью.
Итак…
Дина Рубина
Израильские дети кошмарны.
То есть они, конечно, милые, красивые и раскованные ребята, но не приведи Бог оказаться вам в автобусе на заднем сидении в окружении пяти – шести этаких симпатяг. Полагаю, самым сильным вашим чувством на протяжении всей поездки будет чувство благодарности Судьбе за то, что вы состоите членом больничной кассы.
Да нет, ничего особенно злостного и преднамеренного, ничего кровожадного у них и в мыслях нет! То, что вас крепко потопчут, так это просто они вскакивают, непоседы, и прыгают, словно кенгуру в прерии, по сидениям. Могут плюхнуться к вам на колени и, задрав вверх ноги в кроссовках сорок второго размера, очень непосредственно рассмеяться. Просто они веселые и раскованные.
То, что вы оглохнете на ближайшие семь лет жизни – это тоже пусть вас не смущает. Потому что никто специально, из преступных побуждений, вас не травмировал. Да, наши дети любят петь исступленным транспортным хором, весело визжать на запредельных звуковых колебаниях и орать, как пятьдесят иерихонских труб, собранных вместе. Да что там говорить: просто они веселые и раскованные. Представьте себе: вы приезжаете из мягко говоря, непростой страны – России, где не последней проблемой является проблема молодого поколения: преступность малолетних, жестокость подростков, потеря нравственных ориентиров… ну, и прочие прелести. Это так, конечно. Но все-таки… Если не касаться крайних случаев, следует признать, что в России все же существует… как бы это выразиться поточнее…субординация поколений, некое возрастное расстояние, разделение круга тем, разграничение отношений. Да что там говорить – не нами сказано впервые: отцы и дети! Скажем проще – место в трамвае балбес старухе все-таки уступит. А не захочет – ему укажут, да еще пристыдят.
Здесь, в Израиле, такой возрастной субординации не существует в принципе. Десятилетний мальчик будет разговаривать с вами, как с своим сверстником. И не только потому, что в иврите нет обращения к человеку на «вы». Ваш почтенный возраст ни в коем случае не помешает мальчику делать и говорить то, что он считает нужным. И вообще – ваш возраст отнюдь не основание для ущемления его права получить от жизни все удовольствия.
Это не хамство. Это – следствие брутальности всего общества. Одно важное добавление: все вышесказанное не исключает приветливости и даже дружественности, и даже фамильярности, — как дополнительного оттенка всеобщей простоты.
Спустя несколько недель после приезда я в замешательстве стояла посреди улицы Яффо – разыскивала какую-то организацию – задрав голову, читала по складам названия на табличках.
— Есть проблемы? — пропищал кто-то подо мной. Я опустила взор. Клоп лет девяти, худенький, носатый, этакий иерусалимский Буратино, покровительственно и спокойно смотрел на меня снизу вверх, явно собираясь руководить моими действиями, если я попала в затруднительное положение.
— Что ты, никаких проблем! – удивилась я, и он кивнул и побежал по своим делам.
А я смотрела ему вслед и думала – с каким вопросом мог бы ко мне на московской улице обратиться его сверстник? «Тетенька, который час?», или спросить – как найти такую-то улицу, или – что крайне редко случалось – выклянчивать у прохожих медь («тетенька, я деньги потерял, до дома доехать не могу…») – но это особо предприимчивые и артистичные, я таким всегда давала деньги – за талант.
Но – с покровительственным спокойствием интересоваться – не нужна ли взрослому человеку помощь? С какой стати? Ему бы в голову не пришло переступать эту субординационную черту.
И другая картинка.
Еду в пустом автобусе. Кроме меня в салоне только мальчик лет десяти — коротко стриженный, со скучающей рожицей. Он полулежит, вытянув ноги на противоположное сиденье. Я впервые еду к друзьям на их новую квартиру и боюсь проехать нужную остановку. Поколебавшись, решаюсь спросить у мальчика.
Две – три секунды он изучат меня, не снимая ног с сиденья, не меняя позы, выражения лица. Думает? Не знает? Знает, но не желает ответить?
Наконец, качнув кистью руки, расслабленно свисающей с приподнятой коленки, он говорит мне лениво, но вполне доброжелательно:
— Спроси у водителя, бэсэдэр?
И я – делать нечего – хватаясь за поручни, бреду к водителю, выяснять – на какой остановке мне надо выходить. После чего долго размышляю о юном паршивце, пытаясь проникнуть в ход его ленивых мыслей, угадать мотивацию поступка и предположить причины, по которым он… и т.д.
А между тем, скорее всего, невинное дитя просто не знало – на какой остановке следует выходить этой тетке странного, как и все «русские», вида. Его российский сверстник повел бы себя иначе. Он бы сказал «не знаю»; тот, который повоспитанней, сказал бы «извините, я не знаю»; интеллигентный мальчик из хорошей семьи попытался бы помочь, спрашивая у других пассажиров. Скорее всего, мне бы все равно пришлось обратиться к водителю. Что и посоветовал сделать юный израильтянин – без лишних слов и ненужной суеты – с какой стати суетиться? А в сочетании с обращением на «ты» все это и дает тот непередаваемый эффект особого левантийского хамства – впечатление, складывающеея не из грубых слов, а из этой лени, нежелания суетиться, будь перед ним хоть Мессия, на белом осле въезжающий в Иерусалим.
Так вот, — израильские дети.
Бедные бывшие советские учителя, вызубрившие здесь иврит и сдавшие сложный экзамен на право преподавать… Не все они, добившиеся таким трудом этого права, остаются работать в средней израильской школе. Не в силах вынести душа советского педагога этого свободного разгуливания по классу посреди урока, этого полуприятельского – полунасмешливого обращения ученика к учителю, этого гипертрофированного и тщательно оберегаемого всем обществом чувства личной свободы и человеческого достоинства каждого сопляка.
А по уху – за наглость – не желаете ли, господин сопляк – по системе Макаренко?
Нет, не желает, с Макаренко не знаком, а буде случится (не дай Бог!) что-то вроде этого, то плакала ваша педагогическая поэма вместе с изрядной суммой в шекелях, которую вы, по решению суда, уплатите в качестве штрафа родителям бедного двухметрового крошки. Это твердо знает каждый.
Разговор с моим десятилетним племянником Борей:
— Сегодня такой трудный урок был по математике… Хорошо, что я успел с доски все списать. Мне все время Рахель мешала. Заслоняла.
— Надо было попросить ее..
— Я и попросил. Крикнул: «Рахель, да отойди, наконец, мешаешь!» И все переписал.
— Рахель – это девочка из твоего класса?
Боря (удивлен моей тупостью):
— Да нет, это учительница математики!
Известный израильский писатель говорит с грустной усмешкой:
— Мой отец звал моего деда «Аба-мори» (Отец, учитель мой)… Я звал своего отца просто – «аба»… Мой сын зовет меня – Габриэль… А его сын, вероятно, будет подзывать его вот так – и писатель прищелкнул пальцами, — жест, которым подзывают на Востоке слугу.
Израильтяне очень любят своих детей. До неприличия. Во вред всяческому благоразумию. Причем, по моим наблюдениям, отцы более нежны к детям, чем матери, и больше времени посвящают своим чадам. И более щедры на проявления чувств – не стесняются прилюдно сюсюкать, обнимать, тискать своего ребенка. Придешь в любую контору – будь то бюро по продаже компьютеров или министерство образования – на стене за спиной чиновника (цы), как в российской деревне, прикноплены многочисленные фотографии возлюбленных отпрысков в разных ракурсах, возрастах и на разных средствах передвижения – от трехколесного велосипеда до родительской «хонды».
Самое распространенное обращение к ребенку: «мами», что можно перевести как «мамуля», «мамуся». Повторяю – не ребенок обращается так к матери, а мать (или отец) к ребенку. А поскольку даже в секулярной среднестатистической израильской семье детей, как правило, трое — четверо, обращение это с годами так въедается в речь, что порой заменяет собой «господина» и «госпожу». Например, на днях в банке чиновник, разъясняющий мне разницу между двумя сберегательными программами, говорил раздраженно:
— Я тебе в третий раз объясняю, мами, на этом ты много не выиграешь.
Чиновник был моим ровесником.
Однажды на рынке я слышала, как пожилая женщина сказала торговцу, заломившему за бананы слишком дорогую цену:
— За такие деньги, мами, продай эти бананы своей бабушке, да будет благословенна память ее.
Но я отвлеклась.
Итак, израильские дети.
Их балуют с самого рожденя. Лет до пяти они сосут пустышку. Нередко можно наблюдать, например, в автобусе, как вполне разумный трехлетний хлопчик, вынув изо рта соску, звонко объясняет маме или сестре разницу между «субару» и «мицубиши», а закончив тираду, удовлетворенно водворяет соску на место.
Что касается такого святого дела, как высаживание младенца на горшок, то об этом и вовсе здесь не беспокоятся, благо есть такая замечательная вещь, как одноразовые подгузники. Ребенка не будят ночью, чтобы он не надул постель. Он и дует. Дует и в дальнейшем. Вообще, мне самой интересно знать – на каком этапе «мами» приучается к общепринятому пользованию унитазом.
И вот этот облизанный, заласканный «мами», едва вынув соску изо рта, идет в школу, где его не слишком нагружают уроками, развлекают и оберегают. Хвалят! Это очень важно. Вам объяснит это любой школьный психолог.
На днях мне пришлось – таки побывать на родительском собрании в школе, где учится моя восьмилетняя дочь. Собственно, собранием это назвать нельзя, поскольку педагог встречается с каждым родителей с глазу на глаз и беседует, проникновенно объясняя папам-мамам, какое драгоценное чадо им повезло родить. Я увиливала от таких «бесед» весьма успешно на протяжении полугода, поскольку объелась ими, пока моя дочь (незаурядная, на мой взгляд, бездельница и растяпа) училась в первом классе. Но тут получаю особое приглашение явиться вместе с дочерью! Записка сопровождена рядом восклицательных знаков.
Я не то чтобы струхнула, но, признаться, озаботилась. В указанный день, в названное время, разбросав важные дела и отменив две важнейшие для меня встречи, я предстала перед учительницей. Она была строга со мной необычайно. Я добиваюсь встречи с тобой целый год, сказала она, как ты можешь жить, не зная, что происходит с твоей дочерью?
Тут, конечно, я обмерла. Как это не знаю, что происходит, испуганно пролепетала я, слава Богу, вижу ее каждый день, проверяю тетрадки. А что происходит?
А то происходит, сурово ответила она, что ребенок обделен теплым словом, сказанным в присутствии родителей. Целых полгода она не слышит о себе ничего хорошего. Нет, конечно, я хвалю ее в классе, чтобы она не испытывала дискомфорта, но этого явно недостаточно! После этих слов учительница выглянула в коридор, где подпирала стенку моя страшно довольная девица и, зазвав ее в класс, заговорила торжественно и проникновенно.
Хава – прекрасная девочка, сказала она, лучшая ученица в классе. Не потому, что лучше всех учится, а потому что может учиться лучше всех. Более способной девочки я не встречала за все пятнадцать лет работы в школе…
И т.д. и т.п… Признаться, я сначала сама обалдела и развесила уши. То что моя дочь – девка способная, я и сама знаю, других, что называется, не держим. Но от сыплющихся и сыплющихся на меня превосходных степеней по поводу ее талантов, я, честно говоря, оробела и минут десять зачарованно выслушивала всю эту чепуху.
Не страшно, продолжала учительница, что наша чудная девочка не всегда готовит дома уроки. Ничего, что она отвлекается на занятиях и почти все время сидит с отсутствующим видом. Не беда, что она забывает дома карандаши, ручку, тетради и однажды даже пришла без портфеля. Все это преодолимо, потому что более прекрасной по своим задаткам ученицы просто нет в школе.
Словом, я поняла – что мне делать. И на обратном пути из школы «прекрасная ученица» прямым текстом получила по первое число: и за то, что уроки не готовит, и за то, что все забывает, и за отсутствующий вид, и за отменные способности. Пропал «воспитательный момент» израильской училки. Все-таки, я хоть и еврейская мама, но российской закваски.
О том, какое ненавязчивое образование получают школьники в начальной израильской школе, ходят анекдоты. Хотя, что там анекдоты! Жизнь, как известно, ярче и смешнее любого вымысла. Мой знакомый, преподаватель игрры на ударных инструментах, рассказывает:
— Есть у меня ученик лет тринадцати, паренек способный. Недавно объясняю ему на уроке, когда надо вступать правой рукой на барабане. Он все путает и путает. Я говорю: «…правой, понимаешь, это надо играть правой! Ты что, не знаешь, где правая рука?». А он вытянул так перед собой обе ладони, смотрел – смотрел, и говорит вдруг с таким искренним изумлением: «Так они ж одинаковые! Как их отличишь!»
Надо сказать, в израильском обществе – в средствах массовой информации – постоянно муссируется вопрос о необходимости реформы образовательной системы. Время от времени в газетах публикуются разносные статьи и обличительные интервью. Общество клокочет: вся образовательная система прогнила, разваливается, никуда не годится. Тем не менее, поступая в университеты и технионы, абитуриенты – вчерашние выпускники израильских школ, — успешно проходят сложнейшие тесты, и диплом, например, Иерусалимского университета, за границей котируется высоко.
Каким образом эти разболтанные, не приученные к систематическому труду «мами» становятся серьезными людьми, отлично ориентирующимися в море специальной литературы и знающими, как взять из университетского курса самое важное и нужное для себя – сие для меня пока загадка.
Как загадка и разительное превращение наглого восемнадцатилетнего обалдуя в солдата Армии Обороны Израиля, человека, на которого с первых дней государство взваливает величайшую ответственность за личное оружие, постоянно при нем находящееся – будь то на полигоне, в городском транспорте или ночном баре.
А если этот дикий «мами» на кого-нибудь крепко рассердится? – интересовалась я в первое время, — А если он выпьет? А если он сумасшедший? А если он приревнует к кому-нибудь свою девочку, а личный «бах-бах» свисает с его плеча так кстати?
Я видела однажды драку двух солдат. Возможно, из-за девочки. Они почти одновременно вскочили из-за столика кафе на пешеходной улице Бен-Иегуда и, почти синхронно скинув с плеч винтовки, отбросили их на руки друзей, сидящих рядом. И лишь затем, рванув на груди гимнастерки, бросились молотить друг друга самым отчаянным образом.
После этой сценки я уже не задавала вопросов по поводу ношения оружия обалдуями. Не то чтоб успокоилась, а как-то подчинилась воле судьбы.
Кроме того, люблю наших солдат – это мой маленький личный сантимент. Люблю смотреть, как, обморочно откинув голову и зажав коленями винтовку, они спят в автобусе. Люблю смотреть, как жуя на ходу питу и забрасывая тяжелый баул в багажное отделение, они влетают в переднюю дверь, лупя прикладом по собственной заднице… Недавно, выгуливая пса, я увидела в нашем дворе солдата. До армии ругалась с этим мотеком по поводу полуночных песен под моим окном. Он показался на повороте дорожки. Закинув за спину баул, пошатывался от мертвецкой усталости. Вмиг из стайки играющих во дворе детей с ликующим воплем выпрыгнула его девятилетняя сестра, подбежала, обняла, обхватила за пояс и повела к подъезду, как ведут сильно пьяных, или легкораненых. Я смотрела им вслед. Они медленно шли к подъезду. Он обнимал сестренку за плечи и шел, прихрамывая… День был не субботний, значит, его отпустили домой за какие-нибудь особые заслуги. Я представила, как долго он добирался от ливанской границы, как ловил под палящим солнцем попутные машины и с каким наслаждением сейчас расшнурует и снимет дома свои рыжие ботинки – знак особых боевых частей…
…А пару месяцев назад и моего собственного обалдуя забрили в солдаты.
Ожидая его домой на субботу, я дежурю у окна и вижу, как из подъхавшего автобуса вываливается долговязый, с бритой головой, солдат и, волоча тяжелый вещмешок, с винтовкой за плечом, устало бредет к нашему подъезду.
— Господи, — восклицает за моей спиной муж, — как ему доверили оружие! Как!? Как?!…