Япония воспитание детей

Воспитание детей в Японии в корне отличается от методик, используемых в нашей стране. У японцев никогда не услышишь фраз, привычных для российских игровых площадок: «ты нехорошая девочка», «сейчас тебя отшлепаю» и подобных. В ситуациях, когда японский мальчик или девочка будут драться с мамой, изображать каракули на стенах общественных мест, заслуженного наказания не будет.

Особенности воспитания младшего поколения в Японии

Японское общество живет, основываясь на многолетних традициях, которые прививаются с рождения. В современном социуме просматривается влияние западной культуры, но оно не затрагивает глубинных структур общества и выражается лишь в стремлении к модным европейским и американским тенденциям. Воспитание малышей проходит «по старинке», то есть так, как было заложено много лет назад.

Разделение по гендерному признаку – характерная черта японской методики воспитания. Подход к девочкам и мальчикам разный, а в полных семьях редко ограничиваются одним ребенком (обычно два и более). Понятия «брат» и «сестра» в японской семье заменяют на «старший (младший) брат», «старшая (младшая) сестра». Таким образом с детства закладывается уважение к вышестоящей по возрасту и семейному статусу персоне.

Мальчикам запрещен доступ на кухню, участие в хозяйственных делах. Сын – надежная опора семьи, мужчина, способный ее прокормить и защитить, преодолеть возможные трудности. В школьные годы нагрузка у мальчиков выше. После уроков они остаются на дополнительные занятия в клубах (наподобие российских кружков). Девочки ходят с подругами в развлекательные парки, болтают о своем, девичьем.

Ступени японского воспитания

Методы воспитания в стране восходящего солнца едины для всех районов – от мегаполисов до скромных провинций (см. также: проводим грамотное воспитание ребенка до года). Однако в государствах с иным менталитетом и традициями они нуждаются в корректировке с учетом привычных устоев. Воспитание по-японски включает такие этапы:

  • возраст 0-5 лет, дитя считают «императором»;
  • возраст 6-15 лет, ребенка называют «рабом»;
  • возраст 16 и старше, когда ребенок становится «равным».

Нежный возраст ребенка-«императора»: дозволено практически все

До 5 лет японский малыш не знает никаких запретов. Родители могут только предостерегать его фразами: «здесь грязно», «этот предмет опасен» и другими. Мир для ребенка практически не имеет границ (в разумных пределах), однако когда он обжегся или упал, всю вину за случившееся мама берет на себя. Большую часть времени он проводит с ней, пока не наступает время поступать в сад или школу.

В Японии не положено, чтобы подруги и дети помогали матери семейства по хозяйству, мыли посуду, убирали. Она должна успевать все сама, содержать в порядке дом.

Роль отца в «императорском» возрасте не так велика. Он появляется на выходных, посещая с чадом парки аттракционов или развлекательные комплексы. На младшее поколение не принято повышать голос, читать нравоучения, «учить» уму-разуму, наказывать телесно.

Принцип “не ругать до 5 лет” иногда работает против мам и бабушек, которые воспитывают маленьких диктаторов, обращающихся с родителями, как с прислугой. Когда малыш делает что-то очень плохое, его не отругают, не поставят в угол. Единственная реакция взрослых – слова о том, что это «нехорошо», «действительно опасно» и так далее. Усмирить пыл малыша позволяет «угроза отчуждения», которая оказывает эффективное действие на детей.

«Угроза отчуждения» по японским традициям

Традиционно японское общество состоит из групп, а не отдельных индивидуумов. Так сложилось годами, ведь сообща легче выживать в не всегда простых условиях. Одиночество тяжело переносится как взрослыми, так и детьми. Самая страшная угроза для японцев любого возраста – отлучение от семьи, клана, противопоставление действий ребенка принципам, принятым в коллективе.

Общественного порицания в стране нет. Ребенок волен вести себя на людях как угодно, за что не получит выговор от посторонних. Однако маленького хулигана успокоить довольно легко. Для этого маме стоит лишь сказать ему: «Будешь продолжать в том же духе, над тобой все будут смеяться». Этого достаточно, чтобы малыш задумался о своем поведении и повел себя, как принято.

Почему ребенка 6-15 лет называют в Японии «рабом»?

С 6 лет в жизни японской детворы все кардинально меняется. Ребята идут в школу и на первое место выходит дисциплина, жестко регламентируется внешний вид и поведение. Начальная и средняя школа в Японии бесплатны, учебный год стартует в апреле. Существует строгое деление на младшую, среднюю и старшую школу. Последнюю оканчивают те, кто планирует поступать в ВУЗ, обучение здесь ведется за деньги.

Ежегодно учащиеся одной параллели распределяются по классам случайным образом. Получается, что ученик попадает в новый коллектив, где половина сверстников не знакомы или плохо знакомы. Подобная перетасовка развивает чувство коллективизма, согласно которому ученик должен находить общий язык со всеми ровесниками.

Школа в Японии – место, где соблюдается дисциплина, царит сдержанная атмосфера. Дети ходят в форме, регламентируемой учебным заведением (зимний и летний варианты шьют на заказ). По окончании уроков уборка школьной территории и школы ложится на плечи учеников, поскольку уборщиков здесь нет. Принцип, регламентируемый начальной и средней школой – социальное равенство. «Будь как все!» – этому учит система японских школьников.

«Равный» – долгожданный этап взросления

К ребенку, перешагнувшему подростковый рубеж, начинают относиться, как к взрослому. С 15 лет юноши и девушки четко осознают ответственность перед семьей и государством за свои поступки, строго соблюдают правила, установленные в обществе. На публике и в общественных местах они следуют положенным традициям, однако в свободное время ведут себя, как хочется. Они носят любимую одежду (нередко, в европейском стиле) или противопоставляют себя западному обществу, закаляют тело и дух, подобно самураям.

Роль матери

Главная задача японской женщины – хранить очаг и быть хорошей матерью, причем материнство всегда ставится на первое место. Эта особенность заметна по тому, что во время приветствия японки говорят друг другу: «Здравствуйте мама Акио (или другое имя), как Ваши дела?». Японские дети ласково называют мать «амаэ», выражая глубокую зависимость от самого важного человека.

Развитие детей в японских семьях практически полностью возложено на мам. Отец принимает лишь частичное участие, особенно в «императорском» возрасте ребенка. Мамы же справляются со своей ролью, опираясь на столетние традиции. Плачущие дети здесь исключительная редкость, ведь «амаэ» старается сделать все, чтобы у малыша невозникло причин для недовольства.

В первый год мама носит кроху за спиной или у груди, для чего существуют специальные куртки с отделением для младенцев. Принято, чтобы младшие дети спали ночью в одной кровати с ней. Считается, что власть матери над детьми приводит к отчуждению, ее запрещено демонстрировать. Воля и желания ребенка выше всего. Если мама недовольна выбором или поступкам ребенка, она не говорит об этом прямо, но дает понять косвенно.

Маленькие японцы настолько боготворят мать, что в случае ее недовольства каким-то проступком чувствуют раскаяние и вину. Во время конфликта мать не отталкивает малыша, остается с ним рядом. Покровительство («амаэру») помогает наладить эмоциональный контакт. Однажды провинившись и увидев материнскую реакцию, малыш вряд ли захочет повторять свой проступок вновь.

Методики раннего развития

Страна восходящего солнца не осталась в стороне от популяризованных методик раннего детского развития. Толчком к этому явилась книга «После трех уже поздно», написанная основателем транснациональной корпорации Sony, педагогом Масару Ибуки. Главная мысль автора заключена в том, что основы личности закладываются до 3-х летнего возраста, когда сильна детская обучаемость, отзывчивость и восприимчивость. Методика воспитания Ибуки ставит такие цели:

  • предоставить малышу до 3 лет условия, в которых он сможет «раскрыться»;
  • стимулировать интерес ребенка к познанию нового;
  • заложить основы характера;
  • раскрыть творческий потенциал.

ЧИТАЕМ ТАКЖЕ: методики раннего развития детей

Детские сады в Японии

Японцам не обязательно водить детей в садик, однако часть современных мам стремится совмещать семью и работу, поэтому не видит иного выхода для своих чад. Существуют бесплатные и платные дошкольные учреждения. В государственный сад (режим работы с 8 до 18) попасть непросто. Существуют очереди, и родители должны привести веские основания, чтобы ребенок мог их посещать. Частные сады работают с 9 до 14 (15) часов. Дети там обедают, но не спят.

Обстановка в садах скромная. Для каждой группы из 6-8 человек предоставлена отдельная комната. Она является игровой зоной и спальней: в нужное время дети достают матрасики и укладываются на полу. Здесь же малыши кушают. В меню присутствует рис, белковые и молочные продукты, тщательно рассчитывается калорийность.

ИНТЕРЕСНО: дети и компьютер: сколько можно сидеть за монитором?

Образованию в садах не уделяется достаточно времени. Детей учат более важным в жизни японца вещам: манерам, умению выражать почтение, правилам вежливости, национальным ритуалам. Многие вещи, которые требуются в муниципальных садах, родители дают детям с собой, подписывая маркером. Среди них:

  • упакованная коробочка для бэнто с рисом (есть сады, где питание полностью на плечах родителей, есть смешанное питание – часть готовят родители, часть предлагает сад);
  • полотенце для рук;
  • матрасик футон и постельное белье (забирают на выходные для стирки);
  • пижаму;
  • купальные принадлежности (летом, если планируются морские процедуры);
  • дневник посещения и записная книжка для связи с родителями.

Различия в схеме работы детских садов в Японии зависят от плотности населения, местности и иных факторов. Группы делятся по возрасту, но гуляют малыши вместе, не обижая друг друга. Выбирая дошкольное учреждение для ребенка, мамы смотрят не только на режим работы, но и на расположение, требования и педагогический коллектив. При сравнении японских и российских садов получается, что в первых больше обучения, а во вторых – свободы.

Как относятся в Японии к здоровью детей?

Отношение страны долгожителей к детскому здоровью кажется неприемлемым человеку, воспитанному в традициях западной культуры. Носки здесь одевают в крайнем случае. Принято бегать и ходить босиком по полу в школе, дома, детском саду даже в зимнее время. По улицам часто дети ходят в обуви на босу ногу, несмотря на то что столбик термометра не поднимается выше 5 градусов тепла.

Грудничков мамы не кутают. Для выхода на улицу на них надевают однослойную одежду, а кашель и чихание часто игнорируются родителями. В Японии считается, что ребенок переохладился или простудился только тогда, когда у него холодный живот. Его берегут, утепляют под поясом и одеялом (в ночное время).

Температура (даже жар) не считается признаком болезни. Доктора обычно ставят диагноз «простуда», даже не утруждая направить на анализы. Лечат преимущественно антибиотиками, что приводит во взрослом возрасте к аллергиям, атопическому дерматиту. Прививки родители делают без разговоров, даже такие, которые сомнительны для здоровья.

Кариес зубов – проблема современных японских малышей. Дело заключается в недостаточной гигиене ротовой полости и низком содержанием фтора в воде. Перекусы, во время которых детям предлагают сладости, здесь норма. Почистить зубы возможно не всегда, отсюда ранний кариес и сопутствующие заболевания ротовой полости.

Негативная сторона воспитания

Главная задача педагогики страны восходящего солнца – воспитание человека, который умеет плодотворно трудиться в коллективе. Выжить в одиночку невозможно, поэтому чувство коллективизма обоснованно. В современном обществе все больше ценится индивидуальность, но если кто-то из детей высказывает противоречивую общему мнению точку зрения, он становится объектом насмешек, порицания, физического воздействия.

Подобное явление («идзимэ») – не редкость для японских школ. Нестандартного ученика сверстники не оставляют в покое, избивают, травят. Видя обратную сторону признанной методики воспитания, японцы все чаще говорят о необходимости выделять одаренных детей, не равнять всех под один стандарт. Однако в настоящий момент проблему никто не решает.

ИНТЕРЕСНО: воспитание детей в разных странах мира: особенности

Времена меняются, но традиции остаются прежними

Под влиянием западных тенденций женщины в Японии все чаще стремятся совмещать работу и семью. Выйти на работу через год после родов считается нормой, даже если мужчина полностью обеспечивает семью. Контроль за детьми снижается, но ориентир на коллектив в воспитании и образовании по-прежнему на первом месте. Так же, как и чуткое отношение к проблемам детей, ответственность за младшее поколение.

Секреты успешного развития японских малышей – сотрудничество, а не индивидуализм, полное погружение мамы в процесс, принятие чада таким, какой он есть (все малыши желанны), умение ребят учитывать свои ошибки. Как бы мир ни относится к гендерному разделению, «угрозе отчуждения», модель воспитания страны восходящего солнца дает хороший результат. Здесь умеют найти время на работу, обучение и отдых, гармонично развивают молодое поколение.

Фильм-аниме «Мой сосед Тоторо» (1988 год) от известного мультипликатора Хаяо Миядзаки позволит получить представление об укладе жизни в японской семье, родительской мудрости и любви. Впервые его продемонстрировали российской публике в 1993 году.

Маленький беглец

«Чего вы все его окружили. Поговорите с ним наедине. Не допрашивайте, а просто поговорите».
Советское кино сегодня не в тренде. По крайней мере, если это не признанные «киты» — Михалков, Кончаловский, Соловьев, Ромм… В принципе круг «удобных» режиссеров ограничивается 15-20 фамилиями. В остальном принято терпеливо отмалчиваться — соцзаказ, пропаганда. Ничего не поделаешь.
Но индустрия была поставлена весьма солидно. Не случайно очень достойные жемчужины иногда отыскиваются. «Маленький беглец» — один и таких примеров. Совместная советско-японская копродукция о дружбе маленького мальчика и советского клоуна. Подтверждение высокого уровня фильма — участие в числе режиссеров Тэйноскэ Кинугаса — признанного мэтра, снимавшего передовые японские фильмы еще в 20-х.
Ребенок стремится воссоединиться со своим отцом и приезжает в Москву. Кстати, нелегально. Там он повторно встретится со своим другом — клоуном Юрием Никулиным. Но самое важное — это то трогательное отношение к Детству, которое демонстрируют жители двух держав. Вы ведь только представьте — десятилетний ребенок нарушает государственную границу. Да и по бескрайним просторам ему придется поколесить, с простыми людьми пообщаться. Но в каждом из государств живут люди. В том и нехитрый «код» фильма.
Это ли не объединяющая идея? И не капли пропаганды. Если уж кого-то и «рекламировали», так это выступления советского цирка и лично Никулина.
Кстати, фильм дает возможности поразмышлять о том, как много изменилось за прошедшие годы в общественном сознании. Сегодня трогательное отношение к детям в чести, но тот же «Гавр» Каурисмяки открывает проблемы детей мигрантов. А сцены в которых ребенок голышом сушится от дождя со странным незнакомцем в наши дни подверглась бы неминуемым пошлым намекам и скорее всего была бы подвергнута смоцензуре.
Картина без особых усилий может войти в число 20 лучших фильмов о детях. Да и Никулин сыграл одну из лучших ролей (это Вам не кривлянья у Гайдая).
8 из 10

В гостях у гейши

При слове «гейша» воображение рисует европейцу редкую красотку, изощренную мастерицу в любовных делах, способную доставить мужчине невероятное наслаждение. Они, мол, нарасхват, их мало, и потому трудно найти. Но если повезет раздобыть секретный адресок, то путешествие в Японию станет чем-то совершенно особенным. И вообще такого секса, как в Японии, больше нет нигде в мире. «Лента.ру» разбиралась с подробностями.

Представление о том, что гейша это обыкновенная проститутка, только японская, появилось сразу после Второй мировой войны, когда страну наводнили оккупационные войска. Бравые американские солдаты, отправляясь в увольнение, постоянно охотились за выпивкой и сексуальными утехами. Не слишком образованные, не знавшие языка и не привыкшие погружаться в чужую культуру, зато молодые и переполненные тестостероном, они быстро превратили слово «гейша» в синоним девушки по вызову. Местные сутенеры им, понятное дело, не возражали.

Развлечение для путников

На самом деле все не совсем так. Или, точнее, совсем не так. Первые упоминания о гейшах относятся к XIV-XV векам. По-японски «гей» означает «искусство», а «ся» — «человек». Таким образом, гейша буквально означает «человек искусства». Так называли людей, которые развлекали гостей на банкетах. Изначально это были мужчины из незнатных самурайских семей.

После того как в самом начале XVII столетия сегун Токугава Иэясу объединил страну и перенес столицу из Киото в Эдо (нынешний Токио), он начал строить дороги — широкие и удобные для передвижения тракты. Первая и самая важная связала два главных города, отстоящих друг от друга на 500 с лишним километров. На ней через каждые тридцать километров были оборудованы станции, где можно было отдохнуть и переночевать. Очень быстро там возникли чайные дома. Чтобы повысить популярность своих заведений, владельцы стали нанимать на работу красивых и умных девушек. Крестьянки для этого не годились, но на рынке на тот момент оказалось много представительниц самурайских семей. До того как Токугава усмирил мятежные кланы, в междоусобицах погибло огромное количество самураев. Их жен, сестер и дочерей никто не собирался содержать. Чтобы выжить, женщины охотно устраивались в заведения на трактах.

Благородные девушки, обученные хорошим манерам, способные поддержать разговор, умеющие танцевать и играть на музыкальных инструментах, быстро завоевали популярность. Теперь именно их стали называть гейшами. Иные дамы могли реально прославить свое заведение. В японских путеводителях XVII-XIX веков даже указывалось, в какие чайные дома непременно стоит заглянуть ради приятного досуга. При этом речь не шла о сексе. Гейши продавали свое искусство. За проститутками, коих тоже было немало, закрепился другой термин. Их звали девушками, которые накладывают рис.

Лучшие гейши, по общему мнению, работали на самой последней станции в Киото. Именно там вырос знаменитый чайный квартал Гион, где до сих пор существует закрытое сословие гейш.

Спарта по-японски

При Токугаве и его потомках в стране на 250 лет воцарился мир. Воинское сословие перестало сокращаться, и как следствие прекратился приток самураек в чайные дома. Чтобы сохраниться, корпорация гейш, спрос на которых был по-прежнему огромным, выработала жесткие правила внутреннего воспроизводства.

Опытная старая гейша становилась мамой-сан, а в подчинении у нее находилось несколько старших и младших «сестер», которых та учила профессии. Красивых и перспективных девочек в возрасте от 5 до 9 лет теперь выкупали у крестьян и рыбаков. Для всех участников процесса это оказалось идеальным решением. В крестьянских семьях было не принято предохраняться, детей рождалось много, но еды хватало не всем. Поэтому вплоть до эпохи Мейдзи в Японии существовал обычай «прореживания», когда от лишних ртов, особенно от девочек, целенаправленно избавлялись.

Для простолюдинки стать гейшей означало вытащить счастливый билет. Но жизнь в чайных домах была довольно суровой — строжайшая дисциплина, изнурительные тренировки, отсутствие личной свободы. Все «сестры» находились на полном обеспечении мамы-сан. Она их кормила, одевала (кстати, кимоно стоило баснословных денег) и учила всему. Если девочка не оправдывала ожиданий, ее прогоняли, и дальнейшая участь ее была незавидной. Если она не умирала от голода под забором, то неизбежно становилась проституткой. Вернуться в свою семью она уже не могла.

На протяжении нескольких десятилетий каждая «сестра» должна была отработать все, что потратила на нее мама-сан. Но спрос на услуги гейш был огромен, и платили за это хорошо. Пригласить их на ужин могли себе позволить лишь богатые и знатные феодалы, которые за приятным времяпрепровождением решали свои деловые и политические вопросы. Именно тогда сформировалось очень важное для корпоративной культуры гейш правило — ни при каких условиях не рассказывать, что происходило на банкете. Принцип этот свято соблюдается и поныне. Ну, почти…

Когда младшей «сестре» исполнялось 13 лет, мама-сан могла продать ее девственность богатому меценату. Опять же речь не шла о разовом сексе. Патрон платил внушительную сумму владелице чайного дома, чтобы покрыть ее расходы, и впоследствии брал гейшу на полное обеспечение. То же касалось и взрослых «сестер». Выкупленная гейша обретала статус любовницы, получала хороший дом и солидное содержание, была вхожа в круги политической и военной элиты.

Добро пожаловать в XXI век

Сегодня гейшами становятся девушки в возрасте 15-16 лет. Они приходят в чайный дом, предварительно получив согласие от родителей. Правила жизни в корпорации уже не столь строги, но и легкими их тоже не назовешь. Девушки соблюдают жесткий режим, ежедневно репетируют, учатся манерам, осваивают музыкальные инструменты, изучают традиционные танцы, исполнение которых требует невероятной выносливости. Им запрещено пользоваться компьютерами, а до 25 лет нельзя иметь даже мобильного телефона. Раз в неделю девушки делают замысловатые прически. Чтобы не нарушить укладку, они спят полулежа, положив голову на специальную деревянную подставку. То еще удовольствие. Но игра определенно стоит свеч.

В чайный дом со стороны не попасть, сколько бы денег вы ни предлагали. Вход возможен только по рекомендации кого-то, кто уже там принят. Японцы выше всего ценят пожилых гейш, иностранцы — тех, что помоложе, пусть и не достигших вершин мастерства.

Поскольку чайный дом практически недоступен для туристов, гейш по предварительной договоренности зовут в ресторан. Обычно приглашают сразу трех мастериц — очень опытную старшую «сестру», ее младшую подопечную и девушку-музыканта. Специальный обед обойдется примерно в 150 долларов на человека, причем за алкоголь платишь отдельно. Иностранцу неизбежно понадобится переводчик, ибо «сестры» почти не говорят по-английски, зато могут изъясняться на киотском диалекте. Смело прибавляйте еще полторы сотни за перевод и еще столько же за еду, ибо иначе переводчик не работает. Наконец, за двухчасовое общение с гейшей, независимо от ее возраста и опыта, придется выложить еще 600 долларов. Итого на круг набегает весьма внушительная сумма. При этом никакого секса, только приятная беседа, музыка и танцы. За один вечер каждая гейша посещает несколько банкетов. Это реально тяжелая работа, зато в месяц она зарабатывает от 5 до 10 тысяч долларов.

Сегодня гейши есть в Киото, Токио, Канадзаве и некоторых других городах. Самая большая корпорация, насчитывающая около 200 мастериц и еще порядка 80 учениц, расположена в Киото. В Токио их около 250-ти, а в Канадзаве всего 40 с небольшим. В остальных местах и того меньше — от 4 до 12 человек. А ведь каких-то сто лет назад по всей стране их насчитывалось больше 80 тысяч. Кстати, в Токио нет чайных домов, все девушки живут в своих квартирах и просто приходят на ужин. При условии, что с ними повезет связаться, удастся договориться (для этого еще нужно найти правильного посредника!), а в их плотном графике найдется свободное окошко.

На заметку: В разных частях Японии при термальных источниках, популярных у туристов, имеются так называемые ассоциации гейш. Но это не должно вводить в заблуждение. По сути, речь идет о самых обычных хостес в кимоно, которые за дополнительную плату не прочь оказать интимные услуги.

Годам к сорока «сестра» обычно отбивает вложенные в нее деньги и в принципе может покинуть чайный дом, чтобы открыть свое дело. Иные мастерицы умудряются делать блестящую карьеру и зарабатывать до 100 тысяч долларов в месяц. Но, разумеется, не все. Сохраняется и практика выкупа гейши у мамы-сан. Поэтому, как и в стародавние времена, иные влиятельные персоны могут позволить себе иметь таких исключительных любовниц. Наконец, гейше не возбраняется выйти замуж, но тогда она теряет право на профессию. Поэтому современные гейши предпочитают не сковывать себя узами брака.

Сохраняется и золотое правило молчания. В новейшей истории оно было нарушено лишь однажды, но серьезно испортило репутацию всей индустрии. Провинившейся оказалась… гейша-американка, обмолвившаяся в интервью о том, как она отработала банкет одной очень известной японской корпорации. В последние десятилетия прошлого века на работу в чайные дома стали принимать иностранок. Но после разразившегося скандала с этой практикой незамедлительно покончили.

Всерьез и надолго

Гейши — существенный элемент современной японской культуры, которая, несмотря на полуторавековую вестернизацию, все еще привержена традиции. Но глядя на все это со стороны, трудно отделаться от ощущения, что имеешь дело с сублимацией. В традиционном обществе, имеющем вдобавок островную специфику, сексуальная жизнь исторически подвергалась жесткой регламентации. Но поразительным образом сексуальные барьеры существуют и в современной Японии, хотя природа их иная.

За последние десятилетия многие японки выбирают не семью, как раньше, но карьеру. Они добились финансовой самостоятельности, начали путешествовать, поздно выходят замуж, поздно рожают детей, если вообще рожают.

Японские мужчины, которые всегда доминировали в обществе, оказавшись в непривычном для себя положении, растерялись. Гендерный маятник качнулся в другую сторону. Теперь женщины решают, с кем встречаться, как часто это делать, да и делать ли вообще. После первого свидания они запросто могут дать ухажеру от ворот поворот. А для мужчины это становится тяжелейшей психологической травмой. Он остро ощущает, что больше не лидер и вдобавок «теряет лицо».

Внутренне опасаясь этого, многие избегают знакомств, предпочитая проводить время за работой в офисе или коротать его с однополыми друзьями, а то и вовсе в одиночестве. По статистике до 20 процентов мужчин в возрасте до 24 лет остаются девственниками. Многие разучились знакомиться. При том, что ценность семьи в Японии не только не оспаривается, но сохраняет высокую значимость.

Кто-то ищет выход из положения в посещении так называемых вечеринок знакомств, куда люди приходят с конкретным желанием найти партнера. Если не для брака, то хотя бы для продолжительных отношений. Спрос на такие услуги столь велик, что просто так попасть туда невозможно. Сначала надо вступить в клуб, сдав кучу анкет и уплатив внушительный сбор в размере от 700 до 2200 долларов. К этому добавляется ежемесячная плата от 100 до 300 долларов. За посещение каждой вечеринки участники платят отдельно. При том, что результат не гарантирован. Ну а если все закончится благополучно и члены клуба найдут свою половинку, клуб получает еще около 2000 долларов комиссионных. Казалось бы, гораздо легче, быстрее и дешевле отправиться в какой-нибудь бар, где всегда полно свободных девушек. Ан нет.

Порочные связи

А что же секс? Да-да, тот самый — впечатляющий и без обязательств? За этим отправляются в другое место, но опять же лишь те счастливчики, у которых есть деньги. Проституция в Японии официально запрещена с 1947 года, но местные жрицы любви и их покровители нашли возможность заниматься своим ремеслом, не нарушая закон. Дело в том, что проституцией в Стране восходящего солнца считается оплачиваемый секс с проникновением. На все остальное власти закрывают глаза.

Это породило огромное количество массажных («розовых») салонов, фасады которых украшены весьма недвусмысленными картинками. Да и девушки у входа доходчиво объяснят, что к чему. Существует еще и так называемая «доставка здоровья на дом» — все то же самое, только приходят к вам.

Массаж делают всеми возможными способами и частями тела, зачастую в мыльной ванне, доводя клиента до оргазма столько раз, насколько у того хватит сил в пределах пары часов. Цена вопроса от 60 до 150 долларов за сеанс. Таких заведений полным-полно в каждом крупном городе. В Токио они сконцентрированы в квартале Кабукичо в восточном Синдзюку, аккурат по соседству с огромным железнодорожным хабом, через который ежедневно проходит 4 миллиона человек. Однако следует помнить, что многие местные заведения держат якудза. Поэтому беспечному иностранцу там небезопасно. За незаказанное пиво запросто могут выкатить счет в 500 баксов, а за отказ в оплате — изрядно потрепать.

Но пределом желаний одиноких японских мужчин являются так называемые «мыльные земли», где сеанс обойдется уже в 300 баксов, а для иностранцев раза в три дороже. Эти заведения чем-то напоминают турецкие бани, только с девушками. Апофеозом визита является «борьба» на надувном матрасе, щедро намазанном маслом. На нем практически невозможно удержаться, поэтому приходится предпринимать сверхусилия. В приватных беседах с корреспондентом «Ленты.ру» очевидцы не раз признавались, что в ходе такой «схватки» испытывали самое сильное сексуальное потрясение в жизни. «Мыльные земли» — самые настоящие публичные дома. Но они платят налоги, и, конечно, в них есть ванны, поэтому их не проверяют…

Особенности воспитания детей в Японии

Мы уже рассказывали, чему стоит поучиться у японцев. Однако искусство заимствования, упорство и уважение личного пространства — это далеко не все особенности национального характера, которые можно перенять у этого удивительного народа.

Не менее интересен подход жителей Страны восходящего солнца к воспитанию детей. Именуется он «икудзи». И это не просто совокупность педагогических методов. Это целая философия, направленная на образование и обучение новых поколений.

Мать и дитя — едины

Пот, боль, слёзы… И вот на свет появляется «дитя Солнца». Первый крик. Врач аккуратно обрезает пуповину. Её маленький кусочек позже высушат и положат в коробочку с золочёнными буквами — именем матери и датой рождения ребёнка. Пупочный канатик как символ отныне незримой, но прочной и нерушимой связи мамы и её чада.

Матерей в Японии называют «амаэ». Сложно перевести и понять глубинный смысл этого слова. Но производный от него глагол «амаэру» означает «баловать», «покровительствовать».

Испокон веков воспитание детей в японской семье — обязанность женщины. Конечно, к XXI веку нравы сильно изменились. Если раньше представительницы слабого пола занимались исключительно домашним хозяйством, то современные японки учатся, работают, путешествуют.

Тем не менее, если женщина решается на материнство, она должна полностью посвятить себя этому. Не приветствуется выходить на работу, пока ребёнку не исполнится три года. Негоже оставлять малыша на попечении бабушки и дедушки. Главная обязанность женщины — быть матерью, а перекладывать свои обязательства на других в Японии не принято.

Более того, до года мать и дитя — практически единое целое. Куда бы ни направлялась японка, чем бы ни занималась, малютка всегда рядом — у груди или за спиной. Бэби-слинги появились в стране задолго до распространения на Западе, а креативные японские дизайнеры всячески совершенствуют их, разрабатывая специальную верхнюю одежду с кармашками для детей.

Амаэ — тень своего чада. Постоянный физический и духовный контакт создаёт незыблемый материнский авторитет. Для японца нет ничего хуже, чем огорчить или обидеть свою мать.

Ребёнок — бог

До пяти лет, согласно принципам икудзи, ребёнок — это небожитель. Ему ничего не запрещают, на него не кричат, его не наказывают. Для него не существует слов «нельзя», «плохо», «опасно». Малыш свободен в своей познавательной деятельности.

С точки зрения европейских и американских родителей — это баловство, потакание капризам, полное отсутствие контроля. На самом деле, родительская власть в Японии гораздо сильнее, чем на Западе. А всё потому, что в её основе лежат личный пример и обращение к чувствам.

В 1994 году было проведено исследование Nihonjin no shitsuke to kyōiku : hattatsu no Nichi-Bei hikaku ni motosuite разницы в подходах к обучению и воспитанию в Японии и в Америке. Учёный Азума Хироши просил представительниц обеих культур собирать вместе со своим ребёнком конструктор-пирамидку. В результате наблюдения было выявлено, что японки сначала показывали, как выстроить конструкцию, а затем позволяли ребёнку повторить это. Если он ошибался, женщина начинала всё заново. Американки шли другим путём. Прежде чем начать строить, они подробно объясняли малышу алгоритм действий и только потом, вместе с ним (!), строили.

Основываясь на замеченной разнице в педагогических методиках, Азума определил «вразумляющий» тип родительствования. Японцы вразумляют своих детей не словами, а собственными поступками.

При этом ребёнка с самого раннего возраста учат быть внимательным к чувствам — своим, окружающих людей и даже предметов. Маленького проказника не отгоняют от горячей чашки, но если он обжёгся, амаэ просит у него прощения. Не забыв упомянуть, какую боль причинил ей опрометчивый поступок чада.

Другой пример: разбаловавшийся малыш ломает любимую машинку. Что сделает американка или европейка в этом случае? Скорее всего, отберёт игрушку и прочитает нотацию о том, как много она трудилась, чтобы купить её. Японка не предпримет ничего. Лишь скажет: «Ты делаешь ей больно».

Таким образом, до пяти лет детям в Японии формально можно всё. Тем самым, в их сознании формируется образ «я хороший», что позже превращается в «я воспитанный и любящий своих родителей».

Ребёнок — раб

В пятилетнем возрасте ребёнок сталкивается с «суровой действительностью»: он попадает под жёсткие правила и ограничения, которые нельзя не соблюдать.

Дело в том, что испокон веков японский народ склонен к понятию общинности. Природно-климатические и экономические условия заставляли людей жить и работать рука об руку. Только взаимовыручка и самозабвенное служение общему делу обеспечивали урожай риса, а значит, сытую жизнь. Этим объясняются и сильно развитое сюдан исики (групповое сознание), и система иэ (патриархальный семейный уклад). Общественные интересы — превыше всего. Человек — винтик в сложном механизме. Если ты не нашёл своё место среди людей, ты изгой.

Именно поэтому подросших детей учат быть частью группы: «Если будешь так себя вести, над тобой будут смеяться». Для японца нет ничего страшнее социальной отчуждённости, и дети быстро привыкают жертвовать индивидуальными эгоистическими мотивами.

Воспитатель (а они, кстати, постоянно меняются) в детском саду или специальной подготовительной школе выполняет роль не учителя, а координатора. В арсенале его педагогических методов есть, к примеру, делегирование полномочий по надзору за поведением. Давая задания подопечным, воспитатель разбивает их на группы, объясняя, что необходимо не только хорошо выполнить свою часть, но и проследить за товарищами. Излюбленные занятия японских малышей — командные спортивные игры, эстафеты, хоровое пение.

Следовать «законам стаи» помогает также привязанность к матери. Ведь если нарушать общепринятые нормы, амаэ сильно расстроится. Это позор не на своём, а на её имени.

Итак, следующие 10 лет жизни ребёнок учится быть частью микрогрупп, слаженно работать в коллективе. Так формируется его групповое сознание и социальная ответственность.

Ребёнок — равный

К 15 годам ребёнок считается практически сформировавшейся личностью. Дальше следует недолгий этап бунтарства и самоидентификации, которые, впрочем, редко подрывают основы, заложенные в предыдущие два периода.

Икудзи — необычная и даже парадоксальная система воспитания. По крайней мере, в нашем, европейском понимании. Однако она проверена веками и помогает выращивать дисциплинированных, законопослушных граждан своей страны.

Считаете ли вы такой подход приемлемым для отечественной действительности? Возможно, пробовали какие-то принципы икудзи в воспитании собственных детей? Расскажите о вашем опыте.